К оглавлению сайта     http://super-dmitriev.ru

ЛЁХА + АНТОХА = СИМФОНИЯ БОЖЕСТВЕННОГО НАСТА

Ну вот и настало время рассказать вам, дорогие суперлыжники, о том, какую мы сыграли «Симфонию Божественного Наста» с Лёшей Отвагиным в субботу, 2 апреля 2005 года…

Едучи на можайской электричке (6-50 с вокзала), мы пристально вглядывались в окрестные поля: снега было море, количество его не вызывало никаких сомнений (хотя часто в это время поля уже полуголые). Нас более всего интересовала фактура наста - он был очень ровный, средней зернистости, искрящийся и с мелкими «застругами».

Чутьё подсказывало, что такой наст должен держать, но сомнения в душе были до последнего - до того момента, как мы, сойдя с поезда на платформе «109 км» и преодолев небольшую лесополосу, вышли на залитое утренним ярчайшим солнцем поле. Нацепив лыжи, мы сделали несколько неуверенных шагов. Свежо было воспоминание о звёздном походе в День Дурака 2001 года, когда нам пришлось тропить нехилую лыжню по всему маршруту, и душа и тело затаились в ожидании чего-то…

Держит!! Ура, держит, держит, держит!!!!! От восторга, от несказанного, испытываемого всеми частями тела восторга, мы как бешеные разлетелись по этому полю, влюблённые в лыжи, весну и в самих себя, потеряв головы и сотряса восторженными детскими криками всю округу. Пролетев в 3 - 4 раза быстрее, чем 4 года назад первый трёхкилометровый отрезок, мы поняли - игра сделана. Я стал рассказывать Лёхе, как мы 4 года назад, пройдя этот участок, взмокли от жары, и Борода стал мазать «ёлочкой» (>>>>>>) лыжи жидкой мазью. И мы, смеясь над нами четырёхлетней давности, летим дальше: на полях - царский ровный и очень скользкий настовый ковёр, в перелесках - шикарные буранные следы, по которым катит не хуже, чем по насту. В мгновенье ока (по ощущениям - минут за 30-40) долетаем до легендарной поваленной берёзы, на которой мы 4 года назад делали первый перекус: ели шоколад, дули море сока, утоляя жажду. Все расстоянья сильно сокращаются: где казалось 2 километра, оказывается 1, просека, казавшаяся бесконечной месяц назад, когда группа тропила по колено, пролетается со скоростью звука. Пролетаем и место второго перекуса четырёхлетней давности, подзадоривая друг друга мощным коньком «под каждый шаг». В 11 часов (старт был дан в 8-50) мы уже в продмаге в Устье закупаем соки и шоколад, чтобы съесть это на родном и любимом месте на р. Исьма недалеко от Спас-Косиц, до которого долетаем за какие-то 10 минут. Пройдено уже километров 40! Таких скоростей на маршруте-кантри ещё не было и врядли когда будет. Исьма вся под мощным железобетонным льдом, что бывает в такое время крайне редко (обычно начинается уже половодье). Солнце жарит по-чёрному, и мы решаем не делать костра. Заваливаем сухую ольху-диван и прокопав яму до земли глубиной выше колена и устлав дно её лапником, усаживаемся на заслуженный отдых. Из лапника же делаем шикарный стол рядом с ямой, на который кладём всё, что к обеду нам Бог послал, а послал он 3 сорта сока, йогурт, булку Свердловскую, сырок с маком, шоколадку, банан, чернослив и курагу в белом шоколаде. Заправились неслабо. Солнце раскочегарилось, ветра почти нет - раздеваемся по пояс, загораем - лайф. Думали, что без костра сэкономим время, но в результате всё равно час усидели.

Дёрнули с обеда в 12-15. Да не тот уже компот - наст подкис, скольжение уже не звёздное, да и проваливается уже местами. Выкатываем к Протве, и опять душа застывает в ожидании: вскрыта или нет? Оказалось - вскрыта, течёт вовсю, и уже, казалось бы, нет надежды, надо закладывать глубокую петлю через мост. Но…проходим 100 метров в сторону моста и (о, чудо!) видим ледяное поле, с прорехами, правда. Шанс есть! Я после недолгого осмотра решаюсь и, растолкавшись палками, перелетаю через зыбкое место, проломив непрочную спайку старой льдины с молодым тонким льдом. При этом задники нехило ушли в воду, притопив эту старую льдину и создав, по словам Лёхи, приличный вал. Оглядываюсь назад - Лёхе-то уже и негде ехать. Подхожу к проблемному месту и пытаюсь визуально и, протыкивая палкой лёд, определить шанс друга оказаться на моём берегу сухим. Да, невелик шанс - мост, по которому ехал я, был самым прочным из всего того, что было. Пытаемся наметить линию движения: и так, и сяк прикидываем и находим один наиболее приемлемый путь, но стрёмный, гарантий - никаких. Лёха снимает свой «банан», кидает его по льду ко мне и, не шибко долго думая, забирается на взгорок (чего не делал я), разгоняется (я застыл в ожидании, врем как будто остановилось) и на бешеной скорости буквально перелетает через тонкий лёд, не только не проломив, но даже и не пошелохнув его! Быстрая и удачна развязка! Как будто он летел над ним! Ура! Протву взяли! Теперь дело уже нехитрое - тропить, продвигаясь к финишу со скоростью, которую позволит нам уже весьма подкисший наст. На больших полях ещё держит - проваливается только на глубину (толщину) лыжи, местами даже коньком шпарим. А вот на газопроводе уже прилично стало проваливаться, никакого, даже старого следа по нему не было. Местами по колено, но такие провалы редки, так что скорость вполне приличная.

Решаем не выпендриваться с ниткой маршрута и идём всё время вдоль дороги Боровск-Малоярославец. Вспоминаем, проходя через густой ельник, как в прошлом году мы, заголодав в стельку, обессиленные раскулачивали лыжников и лыжниц, поедая, буквально выметая всё из их рюкзаков и запихивая в голову шоколад, булки, лимоны, конфеты, чай и т. д.

Пробегаем с комфортом небольшой участок по сухой асфальтовой дороге - тот, что в прошлом году мы шли вдоль неё по бурелому, потому как тропёжка рядом с дорогой тяжела, мокра и медленнее гораздо, чем бег. Встаём на лыжи на поле перед р. Городянкой и довольно быстро вливаемся в накатанную трассу, но она, проплавленна жарким апрельским солнцем, уже плохо держит и скользит не очень. Так и тропили почти до самой станции, зажаренные солнцем, и только в 300 м от моста через Лужу встали на тропу. На платформу поднялись в 15-50 - абсолютный и невероятный рекорд на этом легендарном, проходимом целиком лишь в 50% случаев маршруте. Награда за всё - электричка через 5 минут! Переполненные радости, буквально распираемые ею, с обугленными мордами летим домой, засыпая мертвецким сном на лавках, едва не проехав свою остановку…


Антон Нестеров, 06.04.2005.