К оглавлению сайта     http://super-dmitriev.ru

Завидово - Дубна. 13.03.2007.

Встали на лыжи в 10-57. Солнце, сильный З-ЮЗ ветер. Сначала по наклонному береговому льду разлетелись, потом по основному в сторону моста Лениградского шоссе. Там русло петляет, и образуются полыньи. Полыньи размеров разных - есть и большие (10х10), есть и 1х1, есть и ещё меньше. Лёд тёмный, местами с белыми плюхами. Сидят рыбаки. При очередном пересечении участка этого "русла" был довольно стрёмный участок с многочисленными маленькими полыньями, и Лёха даже испугался, когда увидел, как подо мной лёд прогибается волнами. Но, к счастью, благополучно его пересекли, и вдоль пр. берега без проблем дошли до моста и пересекли Ленинградское шоссе. Далее - огромная полынья на всё русло, но по правому берегу - отличный наклонный лёд. Пересекали заливчики и по основному льду, на нём воды мало, почти нет воды. Но местами казалось, что лёд был стремноват. Толщина его могла быть и большая в тех местах, но просто он тёмный был и не внушал железобетонного доверия. Так и дошли до пристани в устье Шоши. Вдоль пристани пришлось немножко снять лыжи и пешком вдоль набережной протискивться (от берега сразу лёд, испещрённый дырками и хилый). Вышли на Волгу, там хороший лёд. Пересекли её до места нашего позапрошлогоднего перекуса с Бородой (и с Ниной мы как-то там перекусывали, в общем, Волгу пересекаешь, и сразу это место с ивами на левом берегу) и полетели вдоль левого берега. Около часа до парома, там - железный лёд, такой же, как и везде.

Напротив Конаково встретили лыжника лет 60 с гаком на крутых коньковых лыжах "Фишер", круче моих. Издали был похож на Корнилова. И я ему крикнул: "Чайник, привет!" Мужик при ближайшем рассмотрении оказался не Корниловым, или если Корниловым, то не нашим, а другим каким-нибудь, но, похоже, не обиделся. Я предложил ему махнуться лыжами. А он говорит: "Нет. Я знаю, как вы, мастера, их драите, циклеваете по 10 раз, там уж и живого места поди нет у тебя". Так поболтали немного. Я рассказал, что мы из группы Дмитриева, идём из Завидово в Дубну. Он удивился, но не сильно. Пригласил я его на костёр, но он сказал, что для него это много, что он максимум 30 ходит.

Набежали облака и закрыли солнце. Отлично с небольшими стрёмненькими участками дошли до Харловского места. Ветер в спину офигенный. На поляне Отвагина неуютно, ветрено. Углубились в лес, завалили топором звенящую сосну за дорогой и почти 2 часа кайфовали на костре с чаем и всякой снедью обалденной. Звонила Таня Отвагина Лёхе из конторы, спрашивала, как дела. Сказали, что всё ок. Потом я взял трубу и сказал, чтобы она мне на табло поставила начало рабочего дня в 11-00, а окончание я ей сообщу, когда сядем в электричку. Звонили несколько клиентов мне на мобильный, и я говорю: "Лёха, какая разница, я и здесь могу работать не хуже, чем в конторе".

На Дубну тронулись в 15-40. Летели очень быстро. Попадались рыбаки, довольно много, на велосипедах, мопедах и просто пешие. Хотели выйти прямо на Ленина, но не доходя метров 300 до выдающегося мыса экстренно остановились - заметили, что впереди кругом одни дырки, дырка на дырке и дыркой погоняет. Не решились напрямую и слили назад по своим следам и к левому краю плотины по более-менее безопасному льду. Плотина - жуть. Наклонный сливак, на сливе глубина около метра, ширина метров 50, высота слива метров 10 и скорость течения под 30 км/ч!! И бочара необъятная с "поганками" вплоть до 30 метров вниз по течению, одна пена!! Лёха сказал, что для каяка это даже не шестёрка, а круче.

После плотины прошли мимо Ленина и преодолели ещё одно ледовое поле запасного сливного рукава до "ступенек". Уехали шикарно на 17-31. Позвонил Борода и говорит: "Вы где?" Я отвечаю: "В электричке, всё ок, едем домой". Он: "Фу, слава Богу, а я уж испугался, звоню, звоню, а ты телефон не берёшь (а он у меня просто сел)... А я ехал на следующей, на вашу не сел, не знал, что она с малой платформы Рижской. Видел ваши следы, пошёл стандартно, провалился в полынью, тонул, меня рыбаки вытаскивали вшестером верёвкой и ледорубом, еле вытащили". "Не замёрз?" "Нет, всё в порядке, шерсть работает отлично".

Борода вчера по телефону рассказывал:

"Пришёл с запасом минут 10, стою на платформе, жду-жду, нет поезда. Ну, думаю, отменили или чего. Сел на какую-то до Крюково. Там уже сел на Тверскую. Приезжаю в Завидово, вышел, смотрю на дорогу - ага, копыта есть, всё в порядке. Тороплюсь. Встал на лёд, следы видны. Сначала вдоль берега по наклонному льду. Потом мимо рыбаков. Смотрю, сидят без проблем, посмотрел в лунке толщину льда - у-у-у, сантиметров 10-15, даже больше, тёмный лёд, крепкий, и я думаю - они пешком, толстые, с ящиками, а я на лыжах, конечно, меня-то выдержит где угодно. Толкаюсь-толкаюсь, а ветер в спину - будь здоров! И вдруг... И вдруг я...КАК СТАТУЙ...начинаю погружение. Стал барахтаться, думаю, вылезу щас. Да не тут-то было. Лёд ломается. Ломал, ломал, пригляделся, а совсем рядом - огромная полынья, вода, рябь. Ну, думаю, Александр Николаич, песец подкрался незаметно. Вспомнил, что Антон говорил лыжи отстегнуть. Отстегнул, палки снял, бросил на лёд. Отстёгивая, пару раз погрузился с головой. Кричу рыбакам: "Помогите!" Они засуетились. Стали подходить. Между мной и ними метров 70 было, подошли метров на 30-40, дальше боятся. Один даже провалился из них, но быстро как-то на бок перекатился и довольно умело выбрался. Я им кричу: "Не надо все, разойдитесь, а то провалитесь, верёвку, верёвку давайте". Нашли какую-то верёвку метров 20, кидают - не достаёт. Я им говорю, чтобы сняли ремни - ремней нет. Вишу я на рюкзаке, как на спасике, а времечко-то тик-тик. Ну думаю, Сан Николаич, ещё 5 минут такого плаванья, и тебя нет. И тут они привязали бур к верёвке, кинули, попали в соседнюю полынью, пытаются вынуть, чтобы ещё раз кинуть, не вынимается. Ну, думаю, надо ведь спасать бур...А времечко-то тик-тик. А силы-то покидают. Ну, думаю, Сан Саныч, мистер Статуй, дни твои сочтены. Глянул на небо: "Господи, помоги грешному гипермарафонцу! Чтобы я ещё когда-нибудь...на этот лёд...провались он..." Пробираюсь к буру, борюсь из последних сил. А времечко-то тик-тик. А кровь-то в жилах стынет уже. Мозги уже с трудом шевелятся. Ну, всё, думаю, месье Суперконструктор, это был твой последний поход..."

Но если Вы, дорогой читатель думаете, что наш герой утонул, то это значит, что Вы не знаете Бороду.

"Но есть ещё скрытые резервы у русского бородатого суперлыжника. И он на зубах, на бровях и ещё там на чём-то ещё непонятно на чём всё-таки добирается до бура, хватает его замёрзшими клешнями. "Ножи, ножи острые, аккуратно!", - кричат спасатели. Тут уже не до ножей. И вот они тянут верёвку, и я уже на льду, и в считанные секунды они подтягивают окоченевшего героя дня на площадку жизни, и уже показывают тропу - как идти до коптёрки, где можно согреться. И в этой коптёрке я час "отмокал" на лежаке у раскалённых батарей, учил жизни и как правильно питаться мужика, пил секретный отвар посвящённых мастеров из Термоса Жизни, благодарил судьбу за благосклонность, и как в том анекдоте: "Ёлки-палки, тонул-то всего 5 минут, а такая фигня в голову лезет..."


Антон Нестеров, обновление 18.3.2007