К оглавлению сайта     http://super-dmitriev.ru

Посмертная дискуссия о событиях 5 января 2002 года

  1. пл.Холщевики - Холщевики - Жилкино - Новодарьино - ур.Малькино - в.211 - в.214 - Завязово - Торхово - Дяденьково - р.Дубешня(урез163.1) - * - в.203.1 - Нов.Александровка - Ягунино - Луцино - Шихово - Ястребки - Часцовская = 54 км.

    Трек. На треке финальный километр перед пл.Часцовская добавлен вручную. Маршрут пройден с тактическими ошибками. На участке ур.Малькино - Завязово неоправданное продирание сквозь заросли. Возможный вариант: Новодарьино - Дубровское - Горшково - в.208 - в.199.8 - р.Дубешня(урез163.1). На участке Дяденьково - р.Дубешня при входе в лес после Дяденьково взята лева лесная дорога вместо правой. На эту правую все-же вышли, но долго и мучительно. На участке Ястребки - Часцовская встречная лыжня была утеряна, большая часть группы ушла в чащу, где и помирала до ночи в завалах. Правильный вариант - от крайней ЮВ точки Ястребков на ЮВ (касаясь правой рукой дач) до входа в лес, затем по лесной не слишком внятной дороге на ЮВЮ около 300 м до чистой просеки с местной лыжнёй ЗВ направления, по ней на В до Белозёровского поля, вдоль опушки около 500 м на ЮВ, вход в лес на Ю по чистой просеке, переходящей в чистую Ю дорогу до пл.Часцовская.

  2. навстречу: Часцовская - пл.Холщевики = 46 км

    См. встречный трек, который выгодно отличается в части от Часцовской до Ястребков.

Поисковый маршрут по новым и диким местам. Команда "юг-север" (Часцовская - пл.Холщевики) - 10 человек под руководством А.Зайщева - грамотно и быстро прошла свою половину марштрута, сделала костер и 2 часа ждала встречную команду. Команда "север-юг" - 40 человек без явного лидера (С.Булычев простудился на расчистке просеки в Булково 2 января и отсутствовал) - шла в значительно более тяжелых снежных условиях и совершала многочисленные тактические ошибки, которые не прекратились и после обеда, несмотря на прекрасно проложенную Зайцевым встречную лыжню.


Алексей Днестровский: Метания дмитриевцев, павших жертвами собственной славы.
(Об особенностях выхода Холщевики - Часцовская 5 января 2002 года)

- Ну что, все вышли?
- А все - это сколько?
(Из разговоров)

Возможно, этот поход запомнится как самый идиотский из всех выходов группы Дмитриева. Мне же он как раз понравился своей нестандартностью, будет что вспомнить, как говорится. Так давайте же вспомним, пока не поздно. Я сразу скажу, что причина всей происшедшей глупости лежит на поверхности, и даже обсуждать ее неинтересно. Отсутствие руководителей видимо парадоксальным образом лишь повысило их авторитет, теперь каждый участник блуждания в лесах испытывает к ним дополнительную нежность.

Смешно было само блуждание. Когда лыжня потеряла свою однозначность и наступила темнота, люди начали метаться в разных направлениях. Усугубляли эти метания указатели, расставленные в разных направлениях как утренней группой, шедшей навстречу, так и самими метавшимися. Постепенно небольшие кучки собрались в группу человек 20. Так, позволю себе такое сравнение, бойцы красной армии, разбитой в боях, выходили из окружения, собираясь в отряды. Люди, встречавшие большую группу, радовались, что их метани кончились, что такое количество людей уж точно знает, куда идти. С большой долей уверенности можно сказать, что тем, кто не встретился с нашей группой, повезло. Метания по лесу в одиночестве сдерживаются неуверенностью выбранного пути, отсутствие психологического комфорта обеспечивает отрицательную обратную связь. В конце концов физических сил, да и опыта блужданий дмитриевцам не только в целом как группе, но и индивидуально, не занимать - все должны были выйти. Но большой группе численностью в 20 человек в отсутствие начальника оказалось выйти сложнее. Метания не кончились, а приобрели, я бы сказал, стабильный характер. Видимо так гиб "Титаник". Никто не мог даже вообразить, что такая махина пойдет ко дну. Так сложно было представить, что такая прославленная группа может совершенно элементарно перепутать направление и пойти по дороге вправо, а не влево. По крайней мере я испытывал такие чувства при выходе на дорогу в дачном поселке (участники знают, где это было, а для неучастников это не столь важно). Да, мы пали жертвами собственной славы, скромней надо быть, на карты смотреть вовремя.

Потом начали смотреть на карты: карт было около десятка, еще больше компасов, и даже два GPS. Но правильно сориентироваться не смогли. Из разговоров в электричке я узнал, что все-таки кое-кто не пошел за нами дальше, а повернул обратно - пошел правильно. Но это были единицы, основная толпа углубилась в чащу. Постепенно, по мере того, как мы углублялись в чащу, в душу стали закрадываться сомнения. Явный психологический комфорт большой группы стал сменяться чувством, какие же мы все козлы, вот где-нибудь рядом параллельно идет дорога, все остальные во главе с нормальным начальником уже давно вышли и прочее. Однако же повернуть обратно было уже невозможно, и мы ломились и ломились вперед на юг в надежде, что московская область в общем-то недикое место, когда-то это должно все кончиться. Все примерно так и произошло. Запомнился еще один момент этой эпопеи. Один из обладателей GPS Сергей (не знаю его фамилии) в этой самой чаще пошел по своему направлению прямо на станцию. Его направление отличалось на каких-нибудь 15-20 градусов от общего, которое было выбрано, как мне кажется, чисто из удобства - строго на юг по компасу идти проще. Тогда в чаще это никто не заметил, а все выяснилось уже на платформе. Я надеюсь, он выбрался оттуда в конце концов - в общем-то ничего страшного или опасного в нашей ситуации не было.

В целом, мне кажется, все это прошло не зря. Мы обогатились чем-то новым, тем, о чем я попытался здесь написать.

P.S. Чтобы избежать анонимности: зеленый анорак, желто-красные лыжи MOROTTO.


Сергей Булычев: Группа превратилась в толпу.

(Сергей болел дома и следил за событиями по телефону.)

У нас практически каждый участник очень силен и физически, и ориентируется прекрасно. И ходим мы не в дебрях Амазонки. Риска никакого не было. Однако, от усталости люди стали лениться соображать, стали упрямиться, отвергать очевидные решения - превратились в толпу. А толпа живет по особым законам. Смешно ожидать, что она грамотно и точно выйдет в намеченную точку. Даже если ее снабдить картами и компасами.

Но из отрицательного опыта надо извлекать уроки. Это был особый тип маршрута - поисковый. Молодые не должны ожидать, что их всегда за ручку отведут к теплой электричке. Надо готовиться к маршруту, интересоваться особенностями прохождения. Особенно в финальной части. И всегда думать, куда идти. И не бояться признать свою ошибку и, если надо, вернуться на несколько километров, чтобы пройти правильным путем. Я тоже ошибаюсь и не стесняюсь вернуться.

И еще я для себя в свое время сделал вывод: нельзя одновременно бежать быстро и ориентироваться грамотно. Это надо делать поочередно, или даже разным людям.


Дима Бережецкий: Мы шли не за группой, а по правильной дороге.

Мы вчетвером шли после костра охотников за основной группой человек в 20 и все время слегка от нее отставали. Через километр после охотников продрались к дачам у деревни Мащенки. Основная группа вдруг со страшной скоростью ринулась коньком по дороге на сереро-запад, то есть в сторону, противоположную от Часцовской. Мы удивились, но покатили в другую сторону и через 30 минут неспешного катания (все очень устали) были на платформе.


Вова Радюшкин: Эта большая маленькая разница.

После Ястребков стало ясно, что впереди идущая команда заблудилась. Здесь как раз проходил автобус на Голицино. Многие благоразумно на нем уехали. В их числе и Жора Толасов - один из немногих наличных стратегов. К их числу в этой команде "север-юг" я бы отнес еще Сергея Смирнова и Валеру Данилова. Стратеги - это люди, которые не только умеют читать карту и пользоваться компасом, но и держат в голове общую концепцию маршрута, возможные альтернативные варианты прохождения участков, и узнают на местности те мелкие детали, которые на карте все видят, но немногие замечают. Однако, Смирнов и Данилов отставали. А у меня была не только хорошая карта, но и навигатор с заведенным в память маршрутом. Поэтому я ощушал внутреннюю потребность догнать основную команду и объяснить им, где находится платформа Часцовская. Марина Галкина попыталась завернуть меня на автобус, но я ей сказал, что приехал сюда не на автобусе кататься. Она согласилась, и сама тоже не пошла на автобус. К моему удивлению, тут же выяснилось, что Лариса и другие сильно уставшие люди без фонарей тоже предпочли идти в ночной лес, а не ездить на автобусе.

Очень скоро нашлась основная команда, которая стояла в нерешительности посреди леса на развилке просек. На вопрос Саши Рахманова, знаю ли я дорогу, я громко и как можно увереннее крикнул, что, конечно, да, и решительно повернул на восточную лыжню. (Позже выяснилось, что именно к этой развилке возвращались из кушаров Данилов со Смирновым, и именно по восточной лыжне они так удачно выбрались на верную дорогу.) К моему удивлению, большая часть команды за мной не пошла, а удалилась в другом направлении. Через 200 м я вернулся, движимый дурацким желанием просто рассказать им, что они ошиблись. Пошарив вокруг развилки, вышел в костру охотников, которые растеряно сказали, что да, оно конечно юг именно там, куда ломанулась команда, но там очень все заросло, лыжня хилая и очень сильно крутит. Бросился догонять и уткнулся в группу четырех молодых во главе с Димой Бережецким. В Мащенках лоси кинулись на север, а Дима со своей компанией мудро принял к югу. Я решил, что лоси совсем рехнулись, или у них просто нет компаса. Решил их все же догнать, что удалось примерно через километр. На мои намеки, что мол идти надо обратно, все дружно высказались в том смысле, что обратно ходить - это потерять уважение к себе.

Я уже постепенно понял, что здесь своеобразная клиника от усталости, и решился на хитрость. Бодро заявив, что ЩАС по навигатору выйдем куда следует, я пошел в лес по хилой тропинке вместе с Лешей Отвагиным и Мариной Галкиной. По прямой до Часцовской оставалось 4,5 км. Я же вел не туда, а подсекал рядом расположенную широкую просеку, про которую помнил из предыдущих разглядываний карты со Смирновым. Кушара были страшные. Почти сплошные завалы из поваленных деревьев и закольцованного орешника. Снег за шиворот при каждом шаге. Сзади атмосфера тяжелая и недоброжелательная. Хотят, чтобы все это кончилось, или хотя бы найти виноватого. Снег все время падал на навигатор в руке, аккумуляторы стремительно садились, и я убрал его погреться от интимных частей тела, а взамен вынул компас. Это была ошибка. Из виду изчез не очень понятный жупел. Марина сразу кинулась ориентироваться и принимать нестандартные решения. Марина - это выдающийся путешественник по Крайнему Северу. Я ее бесконечно уважаю. Но там ночью она как-то не так ориентировалась. Долго и бестолку. На мои намеки про просеку рядом, она сообщила, что напрямую через лес будет ближе платформа Портновская (что было верно, если пренебречь заваленным лесом). Недоброжелательность сзади переросла в злобные, оскорбительные и совершенно неконструктивные формы, притом что никто из бурчавших не хотел выйти вперед.

А я ушел. На 15 градусов левее, чем пошли все. У английских мужчин есть поговорка: "Да здравствует эта большая маленькая разница!" Через 100 м я продрался на широченную расчищенную просеку с накатанной лыжней. Я не вернулся. Кричал, звал - меня не слышали (как и весь этот день). А еще через 20 минут полета с ощущением долгожданной гармонии и покоя я приземлился на платформу Часцовская, где и встретился с командой Бережецкого.

Мы были страшно рады друг другу и всю дорогу до Москвы дружно старались не вспоминать о той удушливой атмосфере, из которой сумели бежать.


Владислав Завьялов: Житейское дело.

Я вообще-то не увидел ничего неприятного в том что было 5-го. Могу описать вид со своей колокольни, авось кому-то будет интересно.

Во-первых хочу сразу сказать, что этот поход мне очень понравился. Без всяких оговорок. Немного неприятно было идти вечером в основной группе, когда в народе начали возникать истерично-пессимистические настроения. Но это не особенно мешало :)

Очень понравился путь от озера Чаек до Завязовского поля. Когда я гулял там летом (в 98-м), лес казался гораздо более заваленным. Сейчас -- почти чисто. Спасибо Пете, очень классно провел.

Вдоль Дубешни, конечно, прошли неправильно, но ведь всего метров 500 ломились... Опять-таки, после тропежки по полю -- замечательный отдых.

От обеда до Ястребков -- менее примечательный участок -- полей многовато. Зато подошли к самому интересному месту: что же было после Ястребков?

Только-только начало темнеть. Лыжни не видно: по полю основательно поездил трактор и бураны. Юра Афанасов предложил очень разумный вариант: Пойти по дороге на Белозерово, потом по стандартному маршруту Звенигород- Часцовская -- по просеке до дач и по дороге до станции. (Как я понял, Зайцевская лыжня от Белозерова так и шла.

Тут же нас догнала Таня Воробьева с Лешей и Олегом.

Думаю, так мы и раскатали лыжню, отличную от Зайцевской, по которой поехали все остальные. Стрелок мы не ставили (не бейте нас :), но лыжня получилась довольно однозначная.

Добежали по дороге до Белозерово, нашли просеку с лыжней и стрелками "---->D", и поехали по ней. Еще поудивлялись, что стрелки стали попутными, хотя раньше были встречными...

Как вы поняли, мы поймали просеку не на юг, а на запад. Именно на ней потом и блуждал народ, как я понимаю.

Когда Зайцевская лыжня повернула направо, я заподозрил неладное и остановился поглядеть на компас. На север нам не надо... Только вот Таню с Лешей и Олегом остановить не успел.

Подъехал Афанасов, подтвердил что направо не надо, а надо прямо до дач и по дороге до станции. Доехали до дач. Собралось человек пять, никакой дороги или тропы на юг не нашли. Народ спросил у местных, как надо выходить по дорогам и пошел на север на асфальт. Мне так просто уходить не захотелось и я отделился.

Итак, кругом темно, фонаря нет, есть карта, компас, gps. Предполагаю, что станция километрах в четырех на юге, времени еще много, погулять по лесу хочется.

Помню, где видел в последний раз Зайцевскую лыжню, догадываюсь, что ехали по ней не в ту сторону. Сильно возвращаться не хочется, поэтому решаю, что иду на восток до первого поворота направо и дальше на юг до упора.

Дошел до поворота лыжни с востока на север. Тут нашел довольно чистую просеку на юг, тут же встретил Ларису.

Рассказал, как по моему мнению идет Зайцевская лыжня (я, впрочем, не знал, где она поворачивает на юг). Сказал, что иду на юг не по лыжне, так как хочу поэкспериментировать. Лариса со мной не захотела пойти. (До сих пор жалею, что убежал от нее, она уже была растерянная и не знала куда идти...)

Просека пошла на юг с небольшим восточным уклоном, примерно через километр слева пришла мощная лыжня и вскоре я догнал головную группу. Это было метрах в двухстах перед костром местных туристов.

Потом шли на юг по просеке, потом по азимуту. Народ потихоньку начинал роптать.

Вышли на дорогу в Мащенки, поехали направо. У моста под окружной железкой вышла заминка, наверное, кто-то поглядел на карту и хотел развернуть народ назад, но голова группы уже вошла в лес и большинство народа, и я в том числе, поехали туда.

Дальше по азимуту вышли на юг на Угрюмовское поле, сориентировались (тут уж и я карту достал :) и по шикарной коньковой дороге быстро добежали до станции.


Таня Воробьёва: На круги своя.

Чтобы дополнить картину блуждания в лесу группы Дмитриева 5 января 2001 года, опишу нашу судьбу. Сразу скажу, что мы поступили неспортивно, уехав на автобусе в Голицыно.

После Белозерова мы вошли в лес по западной просеке. Вскоре лыжня повернула направо. Мы с Лешей Бобковым и Олегом Нижником поехали по ней, а идущие следом Славик Завьялов, Юра Афанасов и еще несколько человек, взглянув на компас, не пошли за нами. И правильно сделали, так как в этом направлении утром шел Зайцев из Часцовской к привалу. Но тогда мы об этом еще не знали. Шли и удивлялись, где же Славик и прочие, которые были сзади совсем близко от нас.

Затем мы вышли на поле, пересекли его и впереди увидели мужика с фонарем, идущего вдоль края леса перпендикулярно нам слева направо. Догнали его, это оказался Жора. Но радовались мы недолго, так как метров через триста вышли на шоссе у Мартьяново, где узнали знакомую автобусную остановку, которую уже видели минут 30-40 назад. Мы описали круг, до последнего момента не подозревая об этом! А Жора, в отличие от нас, на этом месте был первый раз (за этот день). Он сказал, что теперь можно по дороге дойти до Белозерова, а там он знает, как найти лыжню в Часцовскую. Но мы-то уже были в Белозерово и уже искали эту лыжню! В общем, пока мы думали, что делать, подошел автобус. Леша с Олегом сказали, что это нам перст свыше, и надо сваливать, пока совсем не заблудились, а то будет поздно. И мы сели в этот автобус. Под нашим дурным влиянием Жора тоже поехал с нами. Минут через 25 мы были в Голицыно и отбыли в Москву на электричке 18:29.


Сергей Смирнов: Группа отличается от толпы способностью к обучению...

Ознакомившись с обсуждением прискорбного похода 5 января Холщевики - Часцовская и будучи его участником, хочу высказать замечания, существенные для будущего группы Дмитриева, с которой хожу более 15 лет, поскольку я даже представить себе не мог ничего подобного, таких элементарных ошибок, повторять которые, особенно в отсутствие руководителей, недопустимо.

В наступившей к этому времени темноте мы оказались там вдвоем с Валерой Даниловым и обнаружили принявшую левее мощную лыжню с буквой D и стрелкой. Немного удивившись ее направлению, но свято веря в этот знак, побежали по ней и вскоре вышли на посыпанное песком шоссе. Что ж, в темноте это могло быть разумно, тем более, что на поле у Белозерова лыжня с этими знаками пошла направо. Сомнения появились, когда в лесу мы наткнулись на развилку. Ресурсов моего фонаря хватило, чтобы посмотреть на компас, да увидеть D со стрелкой у лыжни, ведущей на север, чего было вполне достаточно: это была лыжня Зайцева в обратную сторону (от Часцовской). Тут же мы услышали отчаянные крики в нескольких сотнях метров впереди и узнали голос Ларисы Лапаевой. Данилов быстрее меня оценил серьезность ситуации, и мы подошли к Ларисе. После этого идти в обратную сторону уже не имело смысла, поскольку лыжня далее вела на юг, и скоро мы пересекли мощную лыжню по просеке восток-запад, о которой на привале упомянул Олег Волков, а от нее заметили впереди костер. Хотя я уже принял однозначное решение, согласился с Валерой и Ларисой подойти из любопытства к костру. Разговор с охотниками только подтвердил правильность этого решения, которое поддержал и Данилов: мы вернулись к лыжне на просеке, перед которой встретили Володю Терлецкого, Борю Володенко, держащихся обычно в задних рядах, и молодых ребят с хорошими фонарями. Они все пошли с нами по этой лыжне на восток до пересечения с лыжней Зайцева, затем по той на юг к дороге, и по ней. В 19:55 мы были на платформе, в 20:05 - в электричке. Меня удивило, что на дачной дороге были только встречные лыжные следы, но не попутные, лишь перед платформой нас догнал Володя Васильев, шедший с лидирующей группой: далеко не сильнейшие лыжники, мы финишировали первыми!

И это единственно правильное поведение! Действительно:

  1. Большому коллективу легче верно сориентироваться: у многих есть компаса и карты, у части - умение ими пользоваться, а у некоторых даже благоразумие вовремя это делать.
  2. Перед отставшими будет не масса мелких лыжней, разбегающихся в разные стороны, а одна мощная с фирменным знаком "---->D".
  3. Скорость достижения финиша при этом не падает, а возрастает, потому что лыжня прокладывается оптимальным путем, и ее тропят много людей.
  4. При возможных ЧП типа сломанных лыж и палок, которые в группе неоднократно случались в темноте, необходима коллективная помощь.

Эти четыре пункта, кстати, входят в ответ на вопросы, оставленные на сайте в циничном недоумении: что дает группа пришедшему в нее, и что он дает группе.

Если же кто-то решил поэкспериментировать - беги, куда хочешь, ставь свои значки, но не смей ставить этот фирменный знак, на который права у тебя нет - ты можешь запутать тех, кто идет следом! Тем более, если ты столь невнимателен, что способен, встав на лыжню, побежать по ней в сторону, противоположную нужной, а потом повторить этот "подвиг", выскочив на дорогу.

Вова Радюшкин: Буду делать хорошо, и не буду - плохо?

Мне кажется очень важным то, что написал Сергей Смирнов. Это, может быть, самое важное из того, что написано на этом сайте. Тем не менее, глубоко уважая мнение Сергея, позволю себе некоторую полемику с ним. Его памфлет напомнил мне моральный кодекс строителя коммунизма: возразить нечего, а как им пользоваться в конкретной ситуации - неясно.

Попробую примерить четыре заповеди Сергея к лесу южнее Ястребков.

  1. Лидирующая группа из 20 человек оказалась без "стратега". Группа состояла из умных, симпатичных и сильных людей, которые под влиянием несколько необычной обстановки обезличились. Коллектив личностей превратился в метавшуюся каплю агессивной жидкости, если чем и управляемую, так точно не здравым смыслом. Приближаться к этому "большому коллективу" было небезопасно, по меньшей мере, для душевного здоровья. Влиться в него - было самым простым путем к опозданию на последний поезд.

    Не ввести ли закон, по которому хотя бы один стратег обязан присутствовать в головной группе?

  2. Мощная лыжня, сплетенная этим коллективом, вызывала воспоминания о следах зайца, за которым гонится лиса. Было похоже, что ее цель - не финиш, а запутать отставших.
  3. Средняя скорость коллектива (у меня бы язык не повернулся назвать ее "скоростью достижени финиша" как это делает Сергей) доходила до 1 км/час согласно навигатору. Исключение составляли участки укатанных дорог, по которым коллектив совершал молниеносные броски коньком - причем в направлении, противоположном финишу. Оптимальным путем? Хм. Тропят много людей? Старинный философский вопрос: три - это много?
  4. Уровень взаимовыручки у среднего члена коллектива был приближен к таковому у нового русского, осчастливившего своим появлением автосервис. Все требовали, чтобы их обслужили (сориентировали, проложили лыжню, сбили снег с кустов) быстро и хорошо. И некультурно выражались, если считали, что "эти там кто спереди" недостаточно прытко их обслуживают. Никто не сломал лыжу (лыжи нынче крепки), а если бы сломал - остальные и ухом бы не повели. Оставляя группу и уходя в ночной лес, я спрашивал себя, правильно ли я делаю. Одна ночью в заваленном лесу - не будет ли одиноко группе, да и вообще, мали ли что? Ну, да хоть меня не затопчут. И то хорошо.

Хотелось бы выслушать мнения Сергея Смирнова, руководителей и других участников, которые были бы менее абстрактны, и отвечали на простой вопрос: Что надо сделать сейчас, чтобы похожая ситуация не повторилась при следующей болезни (да живет он вечно!) Сергея Булычева?

Может все же составить, обсудить и принять консенсусом некий короткий свод жизненно-важных и обязательных для исполнения правил поведения в неправильных ситуациях? Пример правила:


Николай Смыслов: Мнение из другого дня.

Рискну высказать мнение рядового туриста по поводу похода 5 числа. В самом походе я не участвовал, но 6 числа прошел один из Холщевиков до Звенигорода по вашей лыжне. Хочу выразить группе и ее руководителям признательность за интересно разработанный маршрут.

Конечно, когда я посетил ваш сайт и узнал об этом походе, километраж маршрута показался мне излишним для такого короткого светового дня, но лыжня от Холщевиков была накатана прекрасно и до Звенигорода я добежал за 4 часа с привалом. Дальше от Новоалександровки я просто потерял дальнейшее направление и не рискнул идти до Часцовской, хотя расстояние и запас времени позволяли.

Тем не менее маршрут просто прекрасный. Особенно интересен участок по лесу от Новориги. Большое спасибо за ваши интересные мащруты, надеюсь поучаствовать в походе в Приокско-Террасный Заповедник.


Андрей Чупикин: Южане тоже хочут покритиковать.

Этот поход я прошел совершенно без приключений с группой Зайцева ("юг-север"), но по ходу обсуждения возникли следующие соображения:

  1. При встречном походе (а так же в других ситуациях, когда маркера ставят несколько человек), необходимо, чтобы маркера отличались (хоть черточкой), и участники похода знали, кто ставит какой маркер. Это исключит ситуации, подобные случившейся под Ястребками, когда народ бежит по маркерам встречной группы.
  2. Группа, шедшая с севера, на мой взгляд, необоснованно много ломилась фактически по азимуту на участке ур.Малькино - Завязово. Особенно бросилось в глаза, что посреди широкого заболоченного русла группа сошла с угадывающейся тропы и ломанулась по совершенно заколоженной просеке, хотя метров на сто правее идет на юг хорошая, чищенная просека, к которой собственно эта тропа и шла.

P.S. Бело-голубая куртка с цифрой 82 на рукавах.


Олег Волков: Время собирать камни.

Из событий 5 января 2002 года с моей точки зрения получаются два вывода:

  1. Насколько я понял, потерялась группа наиболее сильных и быстоногих. Новичков там быть не могло или было очень мало. А поэтому тем кто туда попал это принесет одну лишь пользу. Они смогут сделать нужные выводы, а блуждания по ночному лесу, возможно, еще долго будут вспоминать, приговаривая "а помнишь ..." (например, как события о походе в Дмитров по шпалам) . Ну, например, что кроме пользы могут принести Бородатому лишние десять - двадцать - тридцать километров. Так что все что ни произошло, я думаю, к лучшему. Другое дело остальная часть группы и неправильно отмаркированная лыжня. Здесь появляется второй вывод.
  2. Лыжню надо маркировать в неоднозначных местах. При встречных маршрутах наверное следует ставить стрелочки (стрелочки ставит только та команда, которая первой попала на этот участок) не только в местах съезда с дорог и тропинок и после пересечения других лыжней, но и до въезда на дороги, дорожки, тропинки, перед пересечением других лыжней, перед въездом на другие лыжни. Тогда при движении навстречу будет проще разбираться в дальнейшем пути движения. Возможно стоит ставить стрелочки и на прогонных участках, дабы лыжня группы Дмитриева отличалась от всех других лыжней. Ну а уж если при движении в одном направлении произойдет что-то подобное, тогда (да вообще-то можно и не ждать) большинству участников группы можно и нужно учится ориентироваться на местности или хотя бы отслеживать где проходит лыжня.

Вот берите пример с Булычева. Когда в 2000 году мы перебрасывались с реки Чирко-кемь на Охту, Сережу Булычева с 21-00 вечера до 4 утра трясло, катало и месило внутри кузова перевозившего нас грузовика. Дорога была такая, что больше напоминала неубраную вырубку с многочисленными развилками, при этом она выписывала такие замысловатые петли, что можно было только диву даваться, как водитель при этом умудрялся продвигаться в нужном направлении. На Булычева в кромешной тьме кузова сверху падали останки полуразобраной байдарки, два каяка, лопата, молоток и прочая мелкая рухлядь. И вот когда водила уже сам потерял направление и остановился, решили выпустить сидящих в кузове подышать воздухом. Открыли тяжелые засовы на металлической двери кузова и оттуда как черт из табакерки выпрыгнул кто бы вы думали. Выпрыгнул оттуда Булычев, собственной персоной. И что же он сделал в следующее мгновение, а? Кто отгадает. То-то, Булычев выпрыгнул в абсолютную темень, потер ушибленные лопатой места, достал из кармана широких штанин компас и начал ориентироваться. Так-то. Вот бы и всем нам такую привычку завести.

Возможно я не прав, но что-то неуловимое подсказывает мне, что здесь есть рациональное зерно. (Что-то неуловимое выдавало в нем советского туриста Булычева С. Е. - то ли лыжи на ногах, то ли волочащиеся за ним по всему Подмосковью, болтающиеся на шее, компас, карта и термос с чаем.)


Валера Данилов: Ночной поиск (приоткроем секреты стратегической кухни).

Вспомним концовку марштрута 5 января.

Ястребки-Часцовская (расстояние 12 км, нормальное ходовое время около 2 часов). На поле у Ястребков мы со Смирновым встретили одного из дмитриевцев, который сказал, что возле леса все разъезжено снегоходами и лыжни там нет. По этой причине на ближайшей развилке мы свернули на лыжню со стрелкой "---->D", идущей по буранному следу на северо-восток в сторону Мартьяново. Дошли втроем до остановки автобуса, где наш новый товарищ сошел с маршрута, но вместо него к нам примкнул молодой парень из нашей группы. На глубокой лыжне вдоль дороги на Белозерово была маркировка "---->D" непривычного вида. Фонарь Смирнова быстро садился, поэтому проверять вторую лыжню мы не стали. Когда вышли на посыпанное песком дорогу, стали догадываться, что лыжня Зайцева осталась южнее. Надо было искать южную просеку. Выйдя на Белозеровское поле, свернули направо и по лыжне с "---->D" пересекли поле и вошли в лес. Покричали отставшему еще на дороге новому товарищу и неспешно подошли к повороту просеки на юг. Здесь мы обнаружили лыжню Зайцева в сторону Ястребков и сильно накатанную лыжню на юг. Здесь же мы услышали Ларису, которая стояла на южной лыжне и увидела издалека свет нашего фонаря. Отставший все не подходил. Немного подождав его, пошли к Ларисе. Дальнейшее рассказано Смирновым. Кроме перечисленных им людей, с нами вышли Слава Трякин, Леня Романов и отставший от нас на дороге новый товарищ, имени которого мы не спросили. В вагоне Лариса тихим словом вспоминала Сережу Николаева, который, пролетая мимо нее в лесу, советовал не опаздывать на электричку.

Немногие знают, что традиционно уверенное прохождение маршрутов группой Дмитриева достигается серьезной подготовительной работой ее руководителей и участников. Предварительная проработка маршрута по карте и разведка отдельных его участков в летнее время, чем особенно увлекается Саша Зайцев, сбор сведений о маршруте из всех возможных источников, поисковые походы, типа Холщевики-Часцовская - вот основа относительной легкости прохождения группой разнообразных и достаточно сложных маршрутов. В этом ряду поисковые походы представляют наибольший интерес. В частности, на классическом дмитриевском маршруте "Покровка-Лесодолгоруково" бывали ситуацими, когда в лесном массиве южнее Воротово и Ногово группа в темноте теряла время, блуждая по лесным дорогам, и даже выходила не туда. Поэтому всех участников похода 5 января можно поздравить с тем, что они внесли свой скромный вклад в общее дело, а передовую группу - с приобщением к числу лесодолгоруковских героев.

25.01.2002


В.Н.Дмитриев подвёл итоги настоящей дискуссии.


Для связи

Обновление 23:40, 20.5.2002.