К оглавлению сайта     http://super-dmitriev.ru

Как мы закрывали сезон
или Как мы «догоняли» группу
или В погоне за здоровьем
или По «тонкому» льду

06.04.2003, Большая Волга - Конаково - Городня - Редкино, около 70 км

- Ах, лорд Генри, хоть бы вы мне посоветовали, как снова стать молодой!
- Можете вы, герцогиня, припомнить какую-нибудь большую ошибку вашей молодости?
- Увы, и не одну!
- Тогда совершите их все снова. Чтобы вернуть молодость, стоит только повторить все ее безумства.

О.Уайльд. "Портрет Дориана Грея".

Возвращаясь 5 апреля из солнечной Молдовы, я с удивлением обнаружил под крылом самолета необъятные залежи снега. Прохладный ветерок у трапа навел на мысль, что сегодня группа Дмитриева не перегреется, так что завтра можно будет повторить ее «подвиги». Главным вопросом стало не «что делать», а с кем. Узнав по горячим следам у Жоры Толасова, что снег действительно есть, я понял - идти надо, а выяснив, что Володи Ивянского в походе не было, мне стало ясно, кому я смогу составить завтра компанию. Созвонившись, мы пришли к выводу, что Калистово-Что-нибудь не удовлетворит наших амбиций, поэтому было решено идти знаменитым - провалом под лед - маршрутом Ивянского от Дубны вверх по течению Волги. А заодно проверить тонкость льда в районе Завидово… Электричка с Савеловкого исполнилась в 7.40. Под мерный перестук колес мы проспали до «Большой Волги», где вывалились в начале одиннадцатого. Налево коротким марш-броском через дорогу, стали на лыжи и обнаружили стойкий наст, что заронило в нас червя сомнения - а не лучше ли было исполнить «симфонию звенящего наста» где-нибудь между Савеловкой и Ярославкой. Потом выяснилось, что план был правильный - уже немного южнее снег на полях проваливался. Аккуратно преодолев ледяной пруд, затем сужающийся треугольник льда между двумя косами, мимо стоящего Владимира Ильича (кто ж его посадит?), вывалились в фарватер Волги. После всех обходов, подготовок, переодеваний был фиксирован старт - без чего-то 11.

И сразу столкнулись с нестандартной «снежной» обстановкой - чистый лед, слегка присыпанный сантиметровым слоем снега, никакого «конька», и грубая «ручная работа», т.е. одновременный толчок палками без возможности толкнуться ногами. Ноги конечно работали, но лишь для того, чтобы удерживать равновесие при столкновении с многочисленными шероховатостями льда. Я такой способ передвижения назвал бы «ручным» ходом. Время от времени попадались снежные островки и берега, скользя по которым можно было слегка отдохнуть от изнуряющего «ледового побоища». Иногда верхняя кромка льда трещала под нами - это растаявший после дождей снег превратился в ледяную корку, покрывшую ледовый панцирь реки. Так мы пропахали 20 км до поворота на Конаково, когда снега на льду стало больше. Слава Богу, наконечники палок были остро-победитовыми. Техника безопасности передвижения по льду оформилась в два постулата: 1) если проезжаешь мимо рыбака, а тем паче мимо стоящего на льду авто, то это надежно; 2) если идешь вдоль или по какой-нибудь «дороге жизни», то это безопаснее. А ведь это был настоящий «сюр»! На небе плотные облака, лишь после обеда слегка проглянуло солнце. Попутный северо-восточный ветер, незаметный во время движения и пронзительный при остановках. Широченная акватория Иваньковского водохранилища, вся во льду толщиной 70-100см, по которой ездят легковушки (вы можете представить в апреле на середине Волги мчащуюся или просто стоящую авто?), на льду сидят закутанные в шубы рыбаки и летят два сумасшедших лыжника. Много рыбачащих велосипедистов. Еще в электричке я с трепетом представлял себе белое безмолвие водохранилища, гладкую ледовую пустыню, плавную поступь лыж… Реальность оказалась прозаичнее - треск лыж о торосы, кучки рыбаков, разбросанные тут и там вдоль реки (на протяжении маршрута их было несколько сот), отдаленное урчание моторов автомобилей. Конечно, карту мы до обеда не доставали, и все эти ласкающие слух названия - о.Липня, о.Клинцы, о.Грабиловка,о-ва Плывучие и др.- остались как «мимолетные видения», их образы всплывали при разборе нитки похода. Интересно, что перед нами очень долго до и после обеда мелькали коньковые следы двух пар лыж. Сначала мы подумали на Антона и Со, но впоследствии это не подтвердилось.

Холодный обед в 13.10 на мысу напротив Конаково сразу за пересечением с ЛЭПками в довольно-таки «меблированном» месте (стол, две скамеечки, предложение дров к костру) занял 15-20 мин. Послеобеденный коньковый ход был очень кстати для измотанных торосами ног - его чередование с «ручным» ходом весьма благоприятно действовало на организм. После обеда «сюр» продолжился - очередная «дорога жизни» около пристани Карачарово, пересекающая фарватер, экзотические дома отдыха в сосново-песчаных борах, прекрасно-гордая церковь в Свердлово… А берегами пошла населенка.

Сама собой родилась формула похода - «пожиратели» расстояний. Конечно, для коньково-настовых походов группы Дмитриева это типично - ты только успел увидеть прекрасное далеко, как вот оно уже рядом. Эффект многократно усиливается на плоскости акватории, когда «далеко» не скрывается за лесами-холмами, а приближается, угрожающе быстро увеличиваясь в размерах. Ветер, дувший главным образом в спину, мы почувствовали лишь на коротком отрезке после поворота на север, у слияния Шошы и Волги, когда Володя предложил продолжать скользить вверх по течению Волги, по направлению к Твери. Недолгая борьба с ветром и льдом перешла в плавный коньковый ход - вдоль прибрежных болот, иногда по снежным полосам по краю реки, по островам и островкам. Ивянский был в эйфории, я - в нирване. Усталость куда-то ушла, как это бывает в завершающей стадии похода, к наслаждению от ленивого лыжного танца примешивалось удовольствие от созерцания береговых красот справа. (Налево старались не глядеть - Ленинградское шоссе все плотнее прижималось к реке.) Ближе к поселку Городня лед истончился настолько, что на реке там и здесь стали появляться промоины. В полукилометре от центра поселка, блистающего обновленной церковью, мы увидели последних рыбаков. Дальше идти стало опасно. У моста через входящий слева приток мы спешились (15.25) и стали искать путь на Редкино. Набухшие лыжни, засоренные хвойными иголками, нас сразу отпугнули, и по совету местных жителей мы потрусили по грунтовке в направлении канала, ведущего к станции. Попробовали прокатиться по его льду, но не тут-то было - он «таял» на глазах. Пришлось снова спешиться и идти по дороге вдоль канала. В общем, конец маршрута был не такой мажорный, как начало - грязи хлебнули немало, почти на 8 км. На теплую станцию пришли за полчаса до электрички (18.23), в Москву прибыли в 20.40.

Выводы: маршрут завораживающий, для апреля месяца - фантастический, не менее 60 км за 4 часа чистого времени по льду Волги («пешка» не в счет), хорош для подготовленных лыжников (менее подготовленные могут сойти в Конаково). Чтобы завершить маршрут красиво, его лучше «сократить», идя вдоль Шошы к ж.-д. мосту на станцию «Московское море». Кстати, такой маршрут Володя Ивянский ходил в обе стороны. Свобода в выборе направления приятна тем, что можно подстроиться под ветер - но это не для настоящих дмитриевцев; мы сами не выбирали, а с ветром просто повезло. Неплохо также знать точное расписание электричек, так как и Большая Волга, и Московское море станции холодные. (Если остается время, можно прогуляться вдоль Шоши к Козлово и обратно.)

И последнее: скорее всего эти маршруты не для всей группы, а для тех, кто пропустил или не накатался в субботу.

Сергей Царанов, 11.04.2003