К оглавлению сайта     http://super-dmitriev.ru

Обновление 2.4.2010

Невстреча (вокруг маршрута 27 марта Калистово - Семхоз)

Впервые за полтора месяца появилась возможность выхода с группой, но в последний момент таки сорвалась по семейным обстоятельствам. Тем не менее в лес вырваться удалось, попал на электричку 9-26 с Ярославского. В Семхозе, не обнаружив следов группы, решил не звонить шефу, а покататься как получится. А именно - по привычному проходу в сторону водопада. По твёрдой старой основе шёл одиночный след, и так удалось спокойно добраться до Охотино. Дальше решил двигаться дорогами вдоль Торгоши, чтобы затем свернуть в сторону Радонежа. Лыжи сильно тупили, да и время сильно поджимало. перед Зубцовым дорогу пересекла слабая лыжня, по которой в районе Шелково неожиданно вышел на дмитриевский след. И был им очарован. Вместо того, чтобы повернуть на Радонеж, пошёл по ходу группы, чтобы хоть как-то почувствовать то, что здесь было несколько часов назад. Плавно изгибаясь подобно большой реке, лыжня неспешно спустилась к Торгоше, а затем пошли обычные для группы поля и перелески с оврагами. Довольно бестолковый на карте, на самом деле этот маршрут - один из самых красивых, особенно солнечным весенним днём. Страшно было смотреть на часы. Бежал, как мог, но, конечно, не со скоростью группы - даже такая мощная лыжня держала плохо. Порадовала трогательная картинка "до костра 5 км". Но на костёр так и не попал - хватило воли уйти по дороге на Бревново (оттаявшая у плотины, дальше она оказалась вполне пригодной для конька). Удалось быстро уехать на маршрутке из Новосёлок (думал, придётся идти до Лозы). Такая вышла невстреча - чуть-чуть разминулся с группой. И ещё одна мечта не сбылась - не попал в Радонеж. Вот об этом:

Март на излёте.
Солнце, лыжные следы
на раскисшем снегу.
Радонеж, купальня Сергия.
Тишина.

Служащий монах ушёл,
вместо него – Игумен –
издалека.
Завтра –
Вербное воскресенье.
Время соразмерять
земное и неземное.

В твоих глазах слёзы,
у тебя миллион вопросов,
но они повиснут
в радостном птичьем пеньи,
которое доносится
и сюда.

Сергий молчит.
Он мог бы поведать то,
что не постиг и тогда.
Долго молчит,
а потом –
ему же надо служить
здесь, в купальне –
не спеша произносит
несколько слов.
Вновь тишина.

– Отче, ты видишь наст?
Он образовался недавно,
и мы летели,
преодолевая огромные расстояния,
как бы измеряя
неизмеримое.
А теперь…

Игумен видит…
Вечереет.
Пора на предпоследнюю электричку.


Д.Дубнов, 31.3.2010