К оглавлению сайта     http://super-dmitriev.ru

Пройденный маршрут

Шарапова Охота - Барыбино - Лапино - Каменище(во) - Матвейково - Вихорня(а) - Краснопресненские Сады - Ситенка 26 января 2002

После событий пятого января мне надоело быть чайником. К стыду своему, признаюсь, что я был одним из первых, кто рванул по дороге в направлении от станции и участвовал в дискуссии по поводу дальнейшего пути, поддержав мнение идти по охотничьему следу вдоль путей, то есть забираться в бурелом (а были и более радикальные предложения!). Когда в слабой части группы меня называли мастером, мне всегда было немного не по себе: ведь настоящий мастер должен не просто быстро бегать, хорошо тропить и уметь продираться через бурелом. У мастера всегда должно быть в порядке снаряжение, он должен уметь находить выход в сложной ситуации (в группе Дмитриева немало людей, прошедший сквозь огонь и воду и в туризме, и вообще в жизни), но главное – уметь ориентироваться. Проблема в том, что спортивный темп и стадный эффект, а к концу дня и усталость побуждают человека не смотреть на карту, а бежать, подобно барану.

И вот я купил новые крепления, ботинки, лыжи (Карелию, чтобы ноги качать), рюкзак, фонарик. Распечатал из интернета карту-километровку (с сайта велоклуба г. Королёва). Оставалось только ждать, когда предоставится возможность поориентироваться.

Похода Шарапова Охота – Ситенка я дожидался с начала зимы: предвкушал заход на дачу, которая находится прямо на маршруте. Но произошло непредвиденное: в связи с появлением нового моста в Лапино группа пошла принципиально другим, более северным путём в Жилёво. Что ж, шеф большой, ему видней. А дачу упускать не хотелось. Можно было, конечно, пройти от какого-нибудь Ситне-Щелканова вдоль шоссе, но это не интересно. И я решил самостоятельно пройти маршрут в классическом варианте. Удалось собрать компанию из трёх ребят, в их числе – знаменитая гонщица и тропильщица Таня Воробьёва. Однако после того, как стало ясно, что группа стала переправляться не в Барыбине, а в Починках, и мы пошли вслед за всеми, интерес моих спутников к Ситенке начал стремительно падать. В Лапине он испарился окончательно. И вот, несмотря на все уговоры, я отправляюсь в одиночное плавание.

Дальнейшее движение происходит с нарастающим оптимизмом, переходящим в эйфорию. Но в начале невесело. Первая положительная эмоция: на выходе из Лапина дорога на Каменище очищается. Она сильно разбита, но по полю ехать ещё хуже. Отказываюсь от соблазнительной идеи срезать по одной из просек к Матвейкову (много лет назад, летом, я прошёл по такой просеке). Перед въездом в Каменище – глубокий овраг. В нём несколько лет назад был родник с очень вкусной водой, что происходит сейчас – не знаю. Серьёзных проблем со спуском не возникает. Сумерки в Каменище. Смотрю на карту: сейчас важно правильно сориентироваться. Я был в Каменище в прошлом году с группой Дмитриева, а также пару раз летом, но ни разу – в темноте. Надеваю фонарик. Проезжаю деревню, вот справа пошла дорога на Турово. Дорога на Матвейково неезженая, по ней идёт пешеходная тропинка, которая не помогает, а только мешает.

Через пару километров справа открывается знакомая вырубка – значит всё в порядке. Но шанс заблудиться ещё имеется: можно по ошибке свернуть на боковую лесовозную дорогу, кои в лесу водятся во множестве. Светит почти полная луна – фонарик не нужен. Ветер теперь попутный. Скрипят деревья. Закрадываются мысли о волках. Возникает пограничное состояние: кажется, что можешь соскользнуть в мир своего детства, почувствовав себя ребёнком посреди огромного леса, или же в многовековую древность, так что начнут чудиться лешие с бабой Ягой. Матёрые туристы, ходившие в сложнейшие, в том числе одиночные походы, составляющие костяк группы Дмитриева, этого уже не поймут.

Человеческие следы уступают место звериным. Скорость явно не булычевская. Но, может быть, это и правильно: надо дождаться, пока наст перестанет проваливаться, и тогда уже оторваться на полную катушку. Останавливаюсь. Попиваю чаёк.

На полпути к Матвейкову сбоку приходит тракторный след. Трактор почти наверняка шёл в Матвейково – теперь уже не собьёшься с пути. Скорость увеличивается, но радости пока мало. Дальше – след от лесовоза, по которому идти невозможно, зато след от брёвен даже лучше тракторной колеи: он отдалённо напоминает лыжню. Впереди огни: Матвейково.

В Матвейкове наст держит. Ура! Начинается конёк. Время – начало восьмого. Матвейково я знаю с четырёх лет, правда летом, так что заехать не туда без помощи леших трудно. Выскакиваю в Вихарню и фиксирую новость: у деревенского кладбища на опушке появилась автобусная остановка.

Вихарнёвское поле залито лунным светом. Жёсткий скользкий наст, уравнивающий возможности плохих и хороших лыж. Это поле мне до боли знакомо, столько раз на его краю собирал грибы. Скорость – 15 км/ч, если не больше. Никогда ещё с такой скоростью по нему не проходил. Разве что на велосипеде, но это – по дороге. В прошлом году конькового наста здесь не было. Фантасмагория! А группа тем временем уже парится на жилёвском вокзале в ожидании электрички...

Выхожу на древнюю заброшенную дорогу (в самом дальнем конце поля), ведущую на Волгоградку к дыре в заборе. Прохожу коньком мимо Рыжикового Ельника, дальше классикой по слегка проваливающемуся насту. Перебираюсь через трассу. Наст держит уже и в лесу. Мимо проносятся Поляны, Большое Болото, Просеки, и вот уже светит фонарь на родной Восточной улице. Пять минут девятого.

Бегу в сарай за лопатой, и после полуторачасового ударного труда по счищению снежных шапок при свете луны вновь становлюсь на лыжи. Десять минут стремительного конька – и Ситенка. Сразу подходит электричка. Заявленный маршрут пройден!


Д.Дубнов
29.01.2002